КРЕМНИСТЫЙ И КАРБОНАТНЫЙ МИКРОПЛАНКТОН ПОЗДНЕГО МЕЛА КАК ИНДИКАТОР СМЕНЫ ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОБСТАНОВОКтезисы доклада

Работа с тезисами доклада


[1] Вишневская В. С., Копаевич Л. Ф. КРЕМНИСТЫЙ И КАРБОНАТНЫЙ МИКРОПЛАНКТОН ПОЗДНЕГО МЕЛА КАК ИНДИКАТОР СМЕНЫ ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОБСТАНОВОК // Интегративная палеонтология: перспективы развития для геологических це лей. — Материалы LXIII сессии Палеонтологического общества при РАН (3-7 апреля 2017 г., Санкт-Петербург). — Изд-во ВСЕГЕИ Санкт-Петербург, 2017. — С. 47–48. Установлено, что среди меловых событий наиболее значимыми явились альб- сеноманский и сеноман-туронский кризисы (Kopaevich, Vishnevskaya, 2016). В терминаль- ном альбе имела место последняя вспышка видообразования у практически вымершего в раннем сеномане рода Crolanium. Общее количество видов радиолярий сеномана состави- ло 75, что в 2 раза меньше чем было в среднем альбе. К концу сеномана таксономическое разнообразие радиолярий восстанавливается (до 140-150 видов), но на границе с туроном снова вымирает половина видов, а также сем. Rotaformidae и сложно орнаментированный род Godia. Для карбонатного планктона, в частности для планктонных фораминифер, поздний альб был интервалом зарождения и развития новых морфологических признаков. К их числу можно отнести появление киля как у спирально-плоскостных, так и у спирально- конических форм (Vishnevskaya, Kopaevich, 2008; Kopaevich, Vishnevskaya, 2016). Однако, проявление события OAE 1d вызвало вымирание килеватых спирально-плоскостных форм (род Planomalina), но не остановило развития спирально-конических форм группы ротали- порид (роды Parathalmanninella, Thalmanninella, Rotalipora). Именно на эволюции этих таксонов основана стратиграфия сеноманского интервала. Безкислородное событие OAE 2, произошедшее в конце сеномана, послужило причиной вымирания роталипорид и резкому падению таксономического разнообразия планктонных фораминифер в целом. Однако оно быстро восстановилось на протяжении турон-коньякского интервала, достигнув максиму- ма в сантонском веке. Важным палеогеографическим событием явились глобальные климатические изме- нения на рубеже сантона и кампана. Сантонские радиоляриевые ассоциации оказались бо- лее тепловодными по сравнению с кампанскими. Тем не менее, корякские и камчатские ассоциации более холодноводные, чем одновозрастные калифорнийские. Так, в сантонских отложениях обрамления Северо-Восточной Пацифики (Калифор- ния), Крымско-Кавказского региона и юга Русской плиты широко представлены более тепловодные роды Alievium, Microsciadiocapsa, Pyramispongia и др. Особенно многочис- ленны виды рода Alievium, что важно, поскольку имеются данные о весьма большом стра- тиграфическом и коррелятивном значении многих его видов. В обрамлении Северо- Западной Пацифики (Чукотка, Корякия, Камчатка) представители этих родов крайне редки. Кроме этого, в Калифорнии, как и в Восточной Европе (Kopaevich, Vishnevskaya, 2016), радиолярии более часто встречаются совместно с фораминиферами (Pessagno, 1976), благодаря чему возможна корреляция биособытий. В обрамлении Северо-Западной Пацифики в Чукотско-Корякско-Камчатском реги- оне фораминиферовая зональная шкала не работает, но используется радиоляриевая схема (Вишневская, 2001) и можно отметить рубежи биособытий по данным радиолярий. На границе сантона и кампана здесь происходит значительная смена их ассоциаций. Относи- тельно тепловодный позднесантонский комплекс с Pseudoaulophacus floresensis, включа- ющий 46 видов, замещается холодноводным раннекампанским c Prunobrachium crassum, где ассоциация насчитывает 27 видов, среди которых сфероидная и циртоидная группы представлены на равных, а дискоидная находится в подчиненном количестве. Кроме того, именно в этом комплексе сразу появляется 6 типично холодноводных видов рода Prunobrachium (P. angustum (Lipman), P. crassum (Lipman), P. mucronatum (Lipman), P. sibiricum Lipman, P. incisum Kozlova, P. longum Pessagno) и 3 вида рода Excentrosphaerella (E. kamchatica Vishnevskaya et Dumitrica, E. kovalenkovi Vishnevskaya, E. sukhovi Vishnevskaya). 48 Здесь же происходит существенное обновление состава комплекса за счет появления кам- панских видов Phaselifoirma carinata Pessagno, Orbiculiforma australis Pessagno, Praestylosphaera hastata (Capmbell et Clark), Protoxiphotractus kirbui Pessagno, P. perplexus Pessagno, Coniforma antiochensis Pessagno, многочисленных представителей высококонических форм рода Amphipyndax, а также Archaeospongoprunum salumi Pessagno, верхний предел суще- ствования которого – ранний кампан. Кроме того, раннекампанская ассоциация радиоля- рий Корякского нагорья наряду с представителями рода Prunobrachium, содержит ряд ви- дов, характерных только для высоких широт. Это Heliodiscus borealis Vishnevskaya, Spongasteriscus rozanovi Vishnevskaya, Prunopyle stanislavi Vishnevskaya, Plegmosphaera sp. 1, Cromyosphaera vivenkensis Lipman. Среди фораминифер также более тепловодная планк- тонная ассоциация сантона сменяется раннекампанской холодноводной ассоциацией бен- тоса (Вишневская, Басов, 2007). В разрезах Крымско-Кавказского региона, где ситуация была весьма благоприятной для развития планктонных фораминифер, на рубеже сантона и кампана также отмечены значительные изменения. Начинается постепенное вымирание группы маргинотрунканид, на развитии которых основана стратиграфия турон-сантонского интервала. Их сменяют роды Globotruncana, Globotruncanita, широкое развитие получают виды рода Contusotruncana. Значительные изменения происходят и в составе бескилевых таксонов, что облегчает корреляцию с бореальными акваториями, где они пользуются широким распро- странением. Совместные находки карбонатной и кремнистой микрофауны в отложениях верхне- го мела бореальной области приобретают особое значение, поскольку могут оказать суще- ственную помощь при детальном стратиграфическом расчленении немых вулканогенно- кремнистых толщ и их корреляции. Они также очень полезны при палеогеографических реконструкциях, так как обе группы фауны являются морскими планктонными организма- ми, строение скелета которых отвечает определенным температурным условиям морского бассейна. Кроме того, находка в данной ассоциации видов родов Heliodiscus, Spongasteriscus, Prunopyle представляет большой интерес для познания истории становле- ния бореальных комплексов радиолярий позднего мезозоя–раннего кайнозоя. Ранее было известно, что многие представители кайнозойских родов появились уже в конце мела – род Amphisphaera, род Clathrocyclas (конец кампана/маастрихт). Но, на примере Heliodiscus, Spongasteriscus, Prunopyle, видно, что первые представители многих кайнозойских родов могли появиться еще раньше – уже в начале кампана. Работа выполнена при частичной поддержке грантов РФФИ 15-05-04700, 15-05- 04099, 16-05-00363, а также международного проекта IGCP 609.

Публикация в формате сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл скрыть