РЕАКЦИЯ НА НОВИЗНУ (ИДЕНТИФИКАЦИЯ НОВОГО ПРЕДМЕТА)МЫШАМИ РАЗНЫХ ГЕНОТИПОВтезисы доклада

Работа с тезисами доклада


[1] РЕАКЦИЯ НА НОВИЗНУ (ИДЕНТИФИКАЦИЯ НОВОГО ПРЕДМЕТА)МЫШАМИ РАЗНЫХ ГЕНОТИПОВ / А. Ю. Тарасова, О. В. Перепелкина, И. Г. Лильп, И. И. Полетаева // Териофауна России и сопредельных территорий. Международное совещание (Х съезд Териологического общества при РАН). — Товарищество научных изданий КМК Москва, 2016. — С. 417–417. В настоящее время роль генотипа в формировании когнитивных способностей иссле- дуется достаточно активно. Одним из проявлений когнитивных способностей является способность к экстраполяции направления движения стимула, исчезнувшего из поля зре- ния, которая является элементарной логической задачей (и предъявляется без предвари- тельного научения). В лаборатории генетики поведения проводится селекция мышей на высокие показатели этой способности (с одновременном отбором против проявлений тре- вожности в процессе решения этого теста). Оказалось, что в первых поколениях для мы- шей этой линии (ЭКС) были характерны более успешное решение теста на экстраполяцию и более низкий уровень тревожности в тесте приподнятого крестообразного лабиринта по сравнению с мышами контрольной неселектированной популяции КоЭКС. Однако к F12 устойчивых достоверных отличий между ЭКС и КоЭКС не выявлялось, но появились раз- ные по направлению половые различия. Таким образом, был выявлен слабый ответ на селекцию по способности к экстраполяции, однако тесты на выраженность другого когни- тивного признака – реакции животного на новый предмет обнаружили межлинейные раз- личия. Как известно, реакция на новый предмет формируется на основе определенного баланса исследовательского поведения (склонности к новому) и боязни нового (неофо- бии). Этот баланс может определятся многими факторами, в том числе и генотипом. Ис- следование способности мышей линии ЭКС и контрольных мышей КоЭКС (F15) к распоз- наванию нового предмета проводилось в закрытом крестообразном лабиринте, состояв- шем из 4-х прозрачных пластмассовых закрытых сверху отсеков, отходящих от централь- ного. Незнакомый предмет помещали в один из случайно выбранных боковых отсеков. Помещенная в лабиринт мышь могла свободно обследовать лабиринт в течение 5 минут и посещать любую его часть. После этого предмет извлекали из лабиринта, протирали спир- том и помещали в другой отсек лабиринта, а животное помещали в лабиринт еще на 5 минут. Контакты животного с предметом оценивали по количеству посещений отсека с предметом и по длительности пребывания в нем. Мыши линии ЭКС чаще заходили в отсек с предметом (достоверное отличие от показателя КоЭКС при р<0,000001) и прово- дили в нем больше времени (достоверное отличие от показателя КоЭКС при р<0,00001). После перемещения предмета в другой отсек в процессе второй части теста, картина была сходной: у мышей линии ЭКС и число посещений отсека с предметом, и длительность обследования предмета были больше (достоверное отличие от показателя КоЭКС при р<0,0001 и р<0,01 соответственно). Таким образом, мыши ЭКС реагировали на новизну достоверно более интенсивно, чем контроль. Выявленные различия между ЭКС и КоЭКС следует отнести за счет более ин- тенсивного исследовательского поведения мышей ЭКС. Известно, что более высокий уро- вень этого поведения характерен для животных с более высокими когнитивными способ- ностями. Отмечается, что в настоящих экспериментах эти особенности поведения мышей ЭКС выявлены в том поколении, в котором различия в способности к экстраполяции не обнаруживались. Это позволяет говорить о том, что селекция на когнитивный признак (решение элементарной логической задачи) привела к изменениям в поведении мышей селектированной линии ЭКС. Работа частично поддержана РФФИ (грант № 04-13-00747).

Публикация в формате сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл скрыть