Стратегии повторной именной референции в русском и французском языкахстатья

Дата последнего поиска статьи во внешних источниках: 18 марта 2017 г.

Работа с статьей

Прикрепленные файлы


Имя Описание Имя файла Размер Добавлен
1. Полный текст Kobozeva_Skorobogatova_vidi.docx 61,2 КБ 7 ноября 2016 [kobozeva@list.ru]

[1] Кобозева И., Скоробогатова Д. Стратегии повторной именной референции в русском и французском языках // Langues Slaves en Contraste. — Т. 4 из Biblioteca di Linguistica e Filologia. — Bergamo University Press Sestante Edizioni Bergamo, 2016. — С. 195–216. В работе анализируются тенденции, наблюдаемых в русском и французском языках при повторной отсылке к референту в письменном тексте. При этом проводится проверка на достаточно репрезентативном материале некоторых предположений и наблюдений о различиях в выборе типа референциального выражения в заданном месте текста во французском и русском дискурсе одного и того же жанра. В качестве инструмента анализа используется Многофакторная Модель (ММ) А. А. Кибрика, обладающей наибольшей объяснительной и предсказывающей силой в рамках когнитивного подхода. Если для русского языка в ММ уже были постулированы числовые пороги активации, которые отражают распределение референциальных средств по коффициентам активации, то в данной работе сделана первая попытка найти такие пороги во французском языке. Эти пороги оказались несколько сдвинуты по сравнению с теми, что были установлены для русского языка. Сопоставление выявило следующие тенденции: при относительно низком уровне активации местоимения встречались чаще во французском языке, нежели в русском; напротив, при высоком уровне активации французские авторы значительно чаще, чем русские, выбирали полные ИГ. This study aims to analyze the tendencies of Russian and French in the use of anaphoric devices. On the basis of quantitative Multifactorial model proposed by A.A. Kibrik (1996, 1999, 2000), which allows for a calculation of the activation scores of referents in discourse, two corpora were analysed (a collection of news texts and a parallel corpus consisting of a Russian text and its six French translations) and thresholds of activation guiding the referential choice were established for French. They were subsequently compared to those of Russian, the conclusion being that the mechanism of referential choice is not identical in the two languages, which can be seen when comparing translations to the original. Thus, we were in a position to test both the universality of the Multifactorial model and the correctness of the observations made in contrastive linguistics about the difference in the attitude of Russian and French speakers towards repetition of the same description for a given referent and towards the extensive use of pronouns.

Публикация в формате сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл скрыть