Об истине и правдестатья

Статья опубликована в журнале из списка RSCI Web of Science
Статья опубликована в журнале из перечня ВАК

Работа с статьей


[1] Момджян К. Х. Об истине и правде // Философские науки. — 2019. — Т. 62, № 3. — С. 110–123. Автор анализирует различия между двумя видами ориентационной активности человека, задачей которой является осмысление (познание или осознание) наличного бытия – того, что уже существует в нашем мире или должно появиться в нем независимо от человека. Альтернативой ориентационной активности является проектная активность сознания, задача которой состоит в конструировании того, чего в мире еще нет, но что должно быть в нем, чтобы жизнь человека была возможной и комфортной. Автор рассматривает важное различие между рефлективной ориентацией, познающей мир в собственной логике его существования, которая дана субъекту познания принудительно и не зависит от его ценностных предпочтений, и валюативной ориентацией, которая оценивает мир, соотнося его с потребностями и интересами людей. Автор полагает, что рефлективная ориентация говорит с нами на языке суждений истины, которые – в отличие от суждений ценности, выражающих не истину, а жизненную правду, – подлежат верификации, позволяющей отличить объективную истину от незнаний и заблуждений. Что же касается ценностных суждений, то они могут иметь общезначимый и даже общеобязательный характер, когда те или иные нормы закрепляются в юридических и иных установлениях как предписанный способ мышления, чувствования и практического поведения. Однако ни интерсубъективность ценностных суждений, ни их облигаторность не тождественны их истинности. Мнение не становится истинным, даже если это мнение большинства, противоправный выбор, подлежащий наказанию, не является гносеологически ложным, если сделан с должной мерой осознания и понимания. Исходя из диалектики события истинностной и ценностной сфер человеческой жизнедеятельности, автор выступает в защиту объективной истины, возражая одновременно против ее абсолютизации, превращения в субстанцию человеческого духа, и призывает к цивилизованному (конструктивному, а не уничижительному) отношению суждений истины. Только в этом случае, несмотря на изменчивость человеческих представлений, неспособность человека знать все, мы сможем отстоять способность нашего ума раскрывать пусть не абсолютную, феноменологическую, но все же объективную истину.

Публикация в формате сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл скрыть