ЖЕЛАНИЕ VS БИОВЛАСТЬ: ТАНЦЕВАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ХХ ВЕКАстатья

Статья опубликована в журнале из списка RSCI Web of Science
Дата последнего поиска статьи во внешних источниках: 11 апреля 2019 г.

Работа с статьей

Прикрепленные файлы


Имя Описание Имя файла Размер Добавлен
1. Полный текст Zhelanie_biovlast_XWcPYUk.pdf 919,9 КБ 5 сентября 2019 [isiro]

[1] Сироткина И. Е. ЖЕЛАНИЕ vs БИОВЛАСТЬ: ТАНЦЕВАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ХХ ВЕКА // Социология власти. — 2017. — Т. 29, № 2. — С. 97–115. В статье идет речь о танцевальной революции ХХ века - возникновении нового танца, в котором желание не только репрезентируется, но и создается, причем как у исполнителя, так и у зрителя. В современном танце делается акцент на спонтанность, автономную жизнь тела и импровизацию. В философии известны, по крайней мере, две концепции желания: подражательное, миметическое желание другого (поиск признания со стороны другого) и желание телесное, физическое (в психоанализе ему соответствует либидо). Первое концептуализируется Г.-Ф. Гегелем, А. Кожевым и Р. Жираром, второе - Ф. Ницше, Ж. Делезом и Ф. Гваттари и другими. Как считают некоторые исследователи, рождающееся в теле желание - как и тело/телесная реальность вообще - способны противостоять, оказывать сопротивление репрессивной биовласти. Аффирмативная теория желания противопоставляется поэтому концепции Фуко об анатомо- и биополитике. В статье выдвигается предположение о современном танце как механизме производства желания - во второй, жизнеутвердающей трактовке этого последнего. Танец можно назвать в буквальном смысле машиной желания - он заставляет тело двигаться, пробуждая его энергию, усиливая витальность, раскручивая эмоции. Причем это происходит не только с танцовщиком, но и со зрителем - благодаря тому, что танец воспринимается кинестетически, за счет кинестетической эмпатии - прямого телесного вчувствования в движения танцовщика. Положения статьи раскрывается на примерах создательницы свободного танца Айседоры Дункан и одной из основательниц танца-постмодерн Ивонн Райнер, автора Нет-манифеста. Обе, каждая по-своему, отказались от всего внешнего по отношению к телу и его движениям, переформатировав танец в способ не только выражать, но и вызывать желание. [ DOI ]

Публикация в формате сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл скрыть