Неоднородность тревожного поведения мышей: причина или следствие межлинейных различий в селекционном эксперименте?тезисы доклада

Работа с тезисами доклада

Прикрепленные файлы


Имя Описание Имя файла Размер Добавлен
1. Полный текст Сборник тезисов Sbornik_2015_Sudak.pdf 6,3 МБ 24 ноября 2015 [irinalilp]

[1] Неоднородность тревожного поведения мышей: причина или следствие межлинейных различий в селекционном эксперименте? / И. Г. Лильп, О. В. Перепелкина, В. А. Голибродо, И. И. Полетаева // Нейронаука для медицины и психологии: 11 Международный междисциплинарный конгресс. Судак, Крым, Россия 2—12 июня 2015 г.: Труды /под ред. Лосевой Е.В., Крючковой А.В., Логиновой Н.А / Под ред. А. В. Крючкова. — Т. 9. — ООО "МАКС-Пресс", Москва, 2015. — С. 305–306. В лаборатории физиологии и генетики поведения (МГУ, Биофак) проводится первый селекционный эксперимент отбор мышей на высокую способность к экстраполяции направления движения пищевого стимула (с одновременным отбором животных с низким уровнем тревожности в экспериментальной камере). На начальных этапах селекции доля правильных решений теста при первом предъявлении у мышей селектируемой линии (ЭКС) была достоверно выше 50% случайного уровня, но она стала выше и у контрольных мышей (КоЭКС). Начиная с F7, в выполнении теста обнаружились половые различия. К F14 успешность решения задачи на экстраполяцию у мышей ЭКС не повысилась. Однако, мыши ЭКС успешнее, чем КоЭКС, решали другой когнитивный тест, основанный на оборонительной мотивации - поиск входа в укрытие. Различия были достоверны в поколениях F9 - F14. Иными словами, эффект отбора на высокую способность к экстраполяции обнаружился у мышей ЭКС в виде более успешного решения другого когнитивного теста. Показатели тревожности в ПКЛ у мышей ЭКС в F4 и F6 были ниже, чем в контроле. Однако, в F8 уровень тревожности у мышей ЭКС стал выше, а F9 - F12 те показатели поведения которые в ПКЛ считаются индикаторами тревожности животного, у мышей селектируемой линии были практически такими же, как и у гетерогенной популяции КоЭКС. В тесте на гипонеофагию уровень гипонеофагии мыши ЭКС (F8 – F11) достоверно отличались от контроля по всем показателям теста. Эти различия можно частично объяснить процедурой отбора мышей линии ЭКС, поскольку в разведение не брали тех животных,которые боялись новой для них обстановки опыта. Можно считать, что отбор против гипонеофагии был успешным (этот признак, по-видимому, имеет более простое генетическое определение, чем когнитивные способности). В экспериментах выявлено несовпадение характера различий между мышами ЭКС и КоЭКС по показателям тревожности в ПКЛ и в тесте на гипонеофагию. Мы предполагаем, что показатели поведения, которые оценивают в разных тестах на тревожность, при внешнем сходстве могут иметь разную нейрофизиологическую основу, т.е. могут быть проявлением несколько различающихся состояний животного. Следовательно, динамику показателей тревожности по ходу селекции можно рассматривать как результат сложных изменений, связанных и с отбором на когнитивный признак и с жизненной важностью для животного проявлять осторожность при попадании в новую обстановку. При выполнении работы авторы руководствовались правилами Декларации ЕС 2010 (2010/63/EU). Работа частично поддержана РФФИ, грант № 04-13-00747. HETEROGENEITY OF STATE ANXIETY IN MICE: IS IT THE CAUSE OR THE EFFECT OF INTERSTRAIN DIFFERENCES IN SELECTION EXPERIMENT? Perepelkina O.V., Lilp I.G., Golibrodo V.A., Poletaeva I.I. Lomonossov Moscow State University, Moscow, Russia, o_perepel73@mail.ru In the laboratory for Physiology and Genetics of Behavior (MSU, Biology Department) the first selection experiment had been initiated in which mice were selected for the success in cognitive task solution (the capacity to solve the extrapolation task (i.e. the ability to find the stimulus which disappeared while moving from animal view) with concomitant selection against anxiety sighns in the test box). During the initial selection stages the proportion of correct choices in mice of selected strain (EX) increased and exceeded significantly the 50% chance level (although it increased in parallel in control strain, CoEX mice). Starting from F7 the sex differences in test performance appeared. Up to the present F14 the extrapolation task success in EX mice did not increased significantly. At the same time in F9 - F14 EX mice were shown to be significantly superior to controls in the ability to solve another cognitive task – the ability to find the hidden escape route. It means that the selection effect (for extrapolation capacity) was noted in more successful solution of other task which required cognitive capacity. The anxiety indices (EPM test) in EX mice were significantly lower than in control animals in F4 and F6. Although, starting from F8 the pattern of interstrain differences changed and the EX mice anxiety increased. The EPM scores (which considered to be the indices of anxiety) for EX and CoEX in F9 – F12 were practically similar. All scores of the hyponeophagia test (consuming the new food in new environment) demonstrated significantly lower hyponeophagia in EX mice in comparison to controls (in F8 –F11). Hyponeophagia differences could be partly explained by the selection procedure, as mice were selected To be not afraid of the new food (milk) in the new (extrapolation box) environment. This means that the selection against the hyponeophagia was successful (an this trait has presumably less complicated genetic basis, than cognitive capacities). Thus the evidences are presented that anxiety scores for EPM (e.g. open arms entrances et al.) and for hyponeophagia test demonstrated the different kind of interstrain differences, which probably reveal the differences in the respective intrinsic processes. The cautious behavior in the new EPM environment could depend on other physiological mechanisms than the hungry mouse behavior towards new food (when exploration behavior is activated due to hunger). This gives us the ground to suggest that seemingly identical behavioral indices in “anxiety” tests could be determined by different neurophysiologic basis and thus could indicate different animal state. Thus the dynamic in differences for anxiety indices during selection could be the complicated result of both – the selection for cognitive trait and the vital necessity for an animal to be cautious in the new environment. Authors were guided by Directive 2010/63/EU of the European parliament. Partly supported by RFBF grant № 04-13-00747 http://kpfu.ru/staff_files/F803719186/Sbornik_2015_Sudak.pdf.

Публикация в формате сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл скрыть