КАСПИЙСКИЕ ЭНЕРГОРЕСУРСЫ И ЕВРОПЕЙСКАЯ "ВОЙНА ТРУБОПРОВОДОВ" В XXI ВЕКЕ: К ВОПРОСУ О ПРИРОДЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ В СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИстатья

Работа с статьей


[1] Магомедов А. К. КАСПИЙСКИЕ ЭНЕРГОРЕСУРСЫ И ЕВРОПЕЙСКАЯ ВОЙНА ТРУБОПРОВОДОВ В xxi ВЕКЕ: К ВОПРОСУ О ПРИРОДЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ В СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ // Центральная Азия и Кавказ. — 2010. — Т. 13, № 3. — С. 7–21. Постсентябрьский (после 11 сентября 2001 г.) этап международных отношений стал периодом силового энергопередела: национальные интересы наряду с силовым фактором начали превалировать над надеждами и иллюзиями демократического транзита 1990-х годов. В частности, стремительно нарастало российско-американское соперничество в Каспийском бассейне. Ареной противоборства стал каспийский газовый фронт, а предметом соперничества — маршруты газопроводов; основная борьба развернулась между российским проектом Южный поток и западным проектом Набукко. Если на нефтяном фронте на рубеже XX — XXI веков у России не было альтернативы, равноценной Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД), то в условиях газовой войны в противовес Набукко был создан проект Южный поток. Бурное соперничество двух проектов проходило в режиме дилеммы одновременности; в данном случае этот термин отражает динамику борющихся альтернатив в условиях нехватки ресурсов. Происходит гонка диверсификаций, которая легла в основу европейской войны трубопроводов начала XXI века. Что лежало в основе этой гонки? Ведь даже во времена холодной войны Запад так яростно не боролся за снижение зависимости Европы от российских энергоресурсов; никогда раньше каспийский бассейн не становился объектом столкновения политических и экономических интересов такого количества стран.

Публикация в формате сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл сохранить в файл скрыть