Исследование морфофизиологической и психологической адаптации молодежи к экологическим и социальным факторам стресса в условиях мегаполисаНИР

Study of morphophysiological and psychological adaptation of youth to the ecological and social stress factors in megapolis

Источник финансирования НИР

грант РНФ

Этапы НИР

# Сроки Название
1 1 июля 2019 г.-30 июня 2020 г. Исследование морфофизиологической и психологической адаптации молодежи к экологическим и социальным факторам стресса в условиях мегаполиса
Результаты этапа: В конце первого года реализации проекта получены следующие результаты: 1. Определение уровня адаптации и физического развития по морфологическим и функциональным признакам в разных популяциях современного населения (на основе собранных антропометрических данных студентов Москвы и Баку в результате выполнения этого проекта и привлечением материалов по другим молодежным группам, обследованным авторами ранее). По результатам анализа показателей физического развития студенческой молодежи России выявлено, что большинство респондентов (65,8% всей выборки, 61,3% юношей и 67,9% девушек из всей выборки) имеют нормальный ИМТ. Дефицит массы тела отмечен у 17,1% респондентов (10,4% юношей и 20,2% девушек). Избыточная масса тела выявлена у 14,3% опрошенных (24,3% юношей и 9,7% девушек), ожирение – у 2,8% (4% юношей и 2,2% девушек). Таким образом, у девушек отмечается больший процент дефицита массы тела и достоверно меньший процент избыточной массы тела и ожирения, что согласуется с результатами ряда исследований. Для московских студентов картина в целом сходная со средней по России, но можно отметить несколько больший процент девушек с дефицитом массы тела (23,3%), в то время как юношей с пониженным ИМТ в столичном регионе значительно меньше (7,5%). Также обращает на себя внимание меньший процент в Москве девушек с избыточной массой тела (8,2%) и индивидов с ожирением, как в целом (1,5%), так и в отдельных половых группах (1,3% юношей и 1,6% девушек). Такие региональные отличия можно объяснить особенностями отношения к физическому облику в больших городах, где социальное давление на отношение к собственному телу больше. Показано, что юноши и девушки Москвы отличаются наибольшим ростом в сочетании с низкой массой тела и самыми низкими показателями развития скелетно-мышечной системы организма. Девушки из г. Баку отличаются ростом ниже среднего и повышенной массой тела, но по остальным показателям они, как и юноши из того же города, показывают наилучшие значения. Внутри- и межгрупповые корреляции между различными показателями физического здоровья и тренированности позволили выделить два основных направления изменчивости. Первое – связано с повышением средних значений массы тела и ИМТ за счет увеличения доли жировой составляющей при одновременном уменьшении доли безжировой компоненты. Второе – с увеличением скелетно-мышечной и активной клеточной массы в сочетании с повышением уровня основного обмена и силы сжатия кистей рук, что в совокупности можно рассматривать как комплекс тренированности. Структура описанных факторов дифференцируется по половому признаку, статистически значимые различия в их величине обнаружены у студентов разных городов. 2. Проведен сравнительный межгрупповой анализ уровня адаптации и физического развития в разных популяциях современного населения для изучения влияния экзогенных факторов на адаптационные возможности организма. По среднему артериальному давлению и пульсовому давлению студенты Москвы отличаются низкой частотой встречаемости повышенного давления. Данная тенденция характерна и для жителей Баку, но с условием большей частоты встречаемости пониженного давления у юношей. Распределение балловых значений АДср близко к нормальному у студентов Самары, юношей Тирасполя и девушек Саранска. Молодёжь Архангельска отличается увеличением среднего давления, а Тирасполь - уменьшением (т.е. у них повышенная частота низкого давления). По силовому индексу выделяются два города: в Москве достоверно самый низкий индекс, а в Самаре самый высокий, тенденция сохраняется для обоих полов. Высокий жизненный индекс показан для юношей и девушек Самары и Саранска, нормальный (или средний) - у жителей Тирасполя, низкий - у студентов Москвы и Баку. Интересно, что при этом значения адаптационного потенциала и уровня функционального состояния организма свидетельствуют о высоком уровне здоровья студентов Москвы, Баку и Тирасполя. Данное исследование показывает, что влияние разного рода городских условий приводит к напряжению функционального состояния различных систем организма. Хорошие показатели сердечно-сосудистой системы и низкий уровень напряженности адаптационных механизмов позволяет считать группы из городов-миллионеров Москвы и Баку, наиболее адаптированными к условиям с хорошим уровнем физического состояния. Наибольший процент юношей и девушек с неудовлетворительной адаптацией или даже ее срывом выявлен в Архангельске и Саранске. Основной причиной ухудшения общего физического состояния в этих городах можно указать плохое состояние сердечно-сосудистой системы и высокие значения индекса массы тела. 3. Выявлены региональные психосоматические особенности современной молодежи (по материалам, полученным в результате выполнения данного проекта, и ранее собранным данным). Существуют региональные и гендерные особенности в характере отношения к своей внешности. В целом имеет место совпадение эстетических предпочтений телосложения в среде студенческой молодёжи, однако значимость тех или иных социокультурных факторов варьирует для юношей и девушек, проживающих в разных городах. Соотношение неудовлетворённых своим телом девушек и юношей приблизительно одинаково, но различается степень восприимчивости к социальному давлению стандартов привлекательности и влияние самооценки внешности на различные сферы жизнедеятельности. Для женщин свойственна интернализация идеала стройности, и они в большей степени подвержены влиянию СМИ в вопросах внешности, в то время как мужчины, более подвержены влиянию сверстников и для них характерна интернализация идеала мускулистости. Кроме того, недовольство собственным телом оказывает более выраженное негативное влияние на качество жизни женщин, по сравнению с мужчинами. Наконец, были обнаружены достоверные связи между массой тела, ИМТ, массой жировой ткани и неудовлетворённостью собственным телом. 4. Результаты сопоставления предоставленных респондентами в ходе онлайн опроса данных о своих морфологических параметрах с измерениями в ходе антропологического обследования свидетельствуют о том, что на индивидуальном уровне предоставленные респондентами данные не обладают высокой точностью, однако на уровне выборки средние значения разницы между измеренными и предоставленными величинами показателей физического развития (длина и масса тела, обхватные размеры) не превышают 0,3 сигмального отклонения у юношей и 0,1 сигмального отклонения у девушек. Таким образом, онлайн-опросы могут служить вспомогательным инструментом получения первичной информации для последующей ее обработки и привлечения испытуемых к участию в дальнейших исследованиях с применением классических методик антропологических обследований. Результаты самоизмерения могут быть использованы лишь при популяционном анализе на уровне средних величин. 5. По результатам проведенного онлайн опроса можно заключить, что картина заболеваемости студентов российских вузов в целом совпадает с цифрами официальной статистики и обнаруживает тревожную тенденцию: 57,8% опрошенных (55,9% юношей и 58,4% девушек) указали наличие у себя хронических заболеваний. В структуре хронических заболеваний студенческой молодежи лидируют болезни органа зрения (18,2% опрошенных), пищеварительной системы (14%), органов дыхания (13,1%) и опорно-двигательного аппарата (12,4%). Также 21,2% респондентов отметили, что испытывают головные боли постоянно или часто. Причем процент девушек, испытывающих головные боли, в 2,5 раза больше, чем юношей (26,8% против 10,7% соответственно). 6. По результатам онлайн опроса проанализирована физическая активность респондентов. Средняя продолжительность пеших прогулок составляет 92 минуты, этот показатель не имеет половых или региональных отличий в исследованной выборке. Дополнительную физическую нагрузку имеют 54,5% опрошенных (60,5% юношей и 51,2% девушек), у студентов Москвы эти показатели несколько выше – 56,6% в среднем (64,6% юношей и 53,9 девушек). Средняя продолжительность занятий спортом составляет 4-5 часов в неделю. Наблюдаются отличия в доле лиц, занимающихся спортом, на разных курсах. Так, на 1 и 2 курсах около 60% студентов имеют дополнительную физическую нагрузку, а к 4 курсу процент снижается до 43,8%, что, вероятно, связано с возрастающей учебной нагрузкой и написанием выпускной работы. На старших курсах и в магистратуре доля лиц, занимающихся спортом, снова увеличивается и составляет 69,2%. 7. Анализ встречаемости вредных привычек у студенческой молодежи (употребление алкогольных напитков и курение) выявил следующее. Более 50% опрошенных не употребляют алкоголь или употребляют его редко, около 34% употребляют алкоголь 1-2 раза в месяц и 13% (17% юношей и 11% девушек) употребляют алкоголь 1 раз в неделю и чаще. Распределение сходно для обоих полов и не имеет региональных отличий. Около 18,5% опрошенных указали, что курят, причем юноши курят чаще девушек (24,3% против 15,8%). В Москве эти показатели ниже – курят 14,7% студентов (17,1% юношей и 13,9% девушек). Интересно, что у курящих юношей снижается физическая нагрузка по сравнению со средними показателями: лишь 46,5% курящих юношей дополнительно занимаются спортом (в Москве 35,7%). Для девушек такой тенденции не отмечено.
2 1 июля 2020 г.-30 июня 2021 г. Исследование морфофизиологической и психологической адаптации молодежи к экологическим и социальным факторам стресса в условиях мегаполиса
Результаты этапа: В конце второго года реализации проекта основные научные результаты достигнуты по следующим направлениям: 1. Исследование влияния социально-экономических факторов городской среды на морфофункциональный статус юношей и девушек (на примере шести городов: Москва, Самара, Саранск, Архангельск, Баку, Тирасполь). Анализ различных социальных, экономических и демографических факторов показывает разный уровень и направление их воздействия на отдельные системы организма и здоровье человека в целом. Изучение жителей разных городов России и ближнего зарубежья позволяет оценить силу и направление связи социально-экономических факторов и морфофункционального здоровья. При этом особенности жизни на постсоветском пространстве во многом определяют структуру взаимосвязи между различными составляющими окружающей среды. И такая структура приводит к неоднозначным связям между факторами и компонентами здоровья. В анализ вошли данные по морфофизиологическому статусу юношей и девушек от 17 до 22 лет. К сожалению, численность юношей в некоторых городах, а также сильно различающийся средний возраст, не позволили сделать значимые выводы о связи изменчивости соматического статуса и физиологических особенностей на полученном материале. В качестве факторов городской среды рассмотрены 3 экономических характеристики (ВВП на душу населения (для России - ВРП региона на население региона); среднемесячная номинальная заработная плата, для региона; объём промышленного производства, для города); 6 демографических характеристик (среднегодовая численность постоянного населения; численность городского населения (%) для региона; плотность населения на 1 км2, общая ожидаемая продолжительность жизни при рождении; ожидаемая продолжительность жизни у женщин; общий коэффициент рождаемости (%) – последние три показателя рассчитаны для региона); 3 характеристики причин смертности населения (смертность от инфекционных и паразитарных болезней; от болезней системы кровообращения; от болезней органов дыхания - рассчитаны для региона) и 2 показателя загрязнения окружающей среды (выбросы загрязняющих веществ стационарными источниками в атмосферный воздух и от автотранспорта рассчитаны для города). В качестве меры связи между признаками использован коэффициент ранговой корреляции Спирмена (RS). Изучение абсолютных значений морфофизиологических признаков показало, что для девушек большинство значений во всех изученных городах остаются в пределах нормы. При этом для юношей из Саранска и Архангельска, средние значения показателей сердечно-сосудистой системы превышают допустимые значения для нормального функционирования, что может свидетельствовать о значительном угнетении состояния сердечно-сосудистой системы в этих городах. Изменчивость морфофизиологических признаков практически не связана с плотностью населения (RS от -0.18 до 0,15), наибольший вклад показали комплекс экономических факторов и экологическое загрязнение (RS до -0,29 для обоих комплексов). Для изученных городов выявлена связь функциональных показателей сердечно-сосудистой системы с экономическим статусом региона и сопутствующими комплексами демографических факторов и показателей загрязненности атмосферного воздуха. Сердечно-сосудистая система наиболее подвержена влиянию социально-экономических факторов города и демонстрирует ухудшение функциональных показателей при снижении экономического статуса региона. Отдельно для юношей анализ связи с социально-экономическими факторами проведен не был, но можно предположить, что показанное угнетенное состояние ССС в Архангельске и Саранске также сопряжено с низким уровнем экономического благосостояния в этих городах. По остальным морфофизиологическим системам адаптационные изменения обнаружены только на уровне тенденций. Под влиянием комплекса факторов городской среды в некоторых городах уже в юношеском возрасте проявляется ухудшение состояния отдельных систем организма. Такое ухудшение будет иметь отрицательные последствия для здоровья при взрослении, дополнительно усугубляясь продолжающимся негативным влиянием со стороны окружающей среды. Поэтому необходимо расширять знания о воздействии различных внешних факторов на здоровье человека и на отдельные системы организма для разработки направленных профилактических мероприятий, повышающих качество жизни. 2. Анализ влияния социально-экономических факторов на морфологический статус московских студентов. Для анализа использованы следующие факторы: уровень образования родителей, количество детей в семье и самооценка уровня благосостояния семьи (т.к. согласно литературным данным, именно эти параметры оказывают влияние на изменчивость морфологических признаков). Для характеристики морфологического статуса были использованы тотальные размеры и компонентный состав тела. В зависимости от уровня образования родителей обследованный контингент был разбит на 3 когорты: в первую вошли индивиды, оба родителя которых имели высшее образование, во вторую – индивиды, у которых родители имели различный уровень образования (высшее и среднее специальное), в третью – индивиды, оба родителя которых имели средне -специальное образование. По количеству детей в семье выделено 3 группы: первая группа – респондент является единственным ребенком в семье, вторая – семьи, в которых респондент имеет только одного сиблинга, третья – семьи с тремя и более детьми. По самооценке уровня благосостояния семьи было выделено 3 группы: в первую вошли индивиды, которые указали низкий уровень дохода («Денег хватает только на еду и одежду»), во вторую – средний уровень дохода («Средств всегда хватает на продукты питания, одежду, технику и мебель, но на покупку машины или квартиры придется долго копить»), в третью – высокий уровень дохода («Денег хватает, чтобы ни в чем себе не отказывать»). На начальном этапе проведен канонический дискриминантный анализ, позволивший отнести обследуемых индивидов к выделенным группам. Последующий дисперсионный анализ позволил оценить достоверность наблюдаемых отличий. Согласно полученным результатам, уровень образования родителей в группе московских девушек вносит существенный вклад в процентное содержание жирового компонента. Так, девушки, оба родителя которых имеют высшее образование, характеризуются максимальной величиной данного показателя. Студентки третьей группы, напротив, имеют минимальные его средние величины. Более того, различия между этими двумя группами носят статистически значимый характер (p<0,01). В группе юношей, однако, наибольший вклад уровень образования родителей вносит в долю активной клеточной массы и величину длины тела, а в меньшей степени – в относительное развитие жировой массы. Максимальной величиной первого показателя характеризуются юноши, чьи родители различаются по уровню образования (вторая группа), минимальной – представители третьей группы, они же характеризуются минимальной величиной доли жировой массы. Что касается юношей, оба родителя которых имеют высшее образование, для них характерна максимальная длина тела. Описанные различия носят достоверный характер (p<0,05). Количество детей в семье в группе московских девушек оказывает влияние на долю жировой, скелетно-мышечной массы. Девушки, которые являются единственным ребенком в семье, демонстрируют максимальные величины жирового компонента и минимальные – скелетно-мышечного. Низкими значениями жировой массы и средними значениями скелетно-мышечной характеризуются студентки из многодетных семей. Достоверных отличий по комплексам этих признаков не выявлено. В группе юношей количество детей в семье вносит вклад в величину доли скелетно-мышечной массы: максимального значения она достигает у юношей, у родителей которых есть еще один ребенок. Уровень благосостояния семьи, оцененный самими респондентами, у девушек оказывает существенное отрицательное влияние на массу тела, ИМТ, долю жировой массы и положительное – на долю скелетно-мышечной и активной клеточной массы, что может свидетельствовать о возможности девушек из обеспеченных семей проводить активный досуг в специализированных спортивных заведениях. Группы с низким и средним уровнем дохода характеризуются близкими величинами рассматриваемых параметров. Недостаточная наполненность соответствующих когорт в группе юношей не позволяет провести адекватную оценку влияния уровня благосостояния на морфологический статус. 3. Анализ межсистемных связей комплексов морфологических, физиологических, гормональных и психологических показателей (в московской выборке). На первом этапе была проведена оценка концентрации общего тироксина у обследованного контингента, согласно которой величина показателя варьирует в диапазоне 92,7±17,34 нмоль/л. Индивидуальная оценка показателя на фоне имеющихся референтных данных позволила сделать вывод о том, что все обследованные находились в пределах физиологической нормы. На втором этапе была проведена оценка корреляционных связей нормальных значений уровня тироксина с показателями телосложения: достоверных связей ни для одного показателя обнаружено не было. Искомые корреляции четко проявляются в случае патологических состояний тиреоидной системы и в большей степени исследованы на детском и взрослом контингенте (индивиды с гипотиреозом более склонны к увеличению общего жироотложения и повышенной массе тела, лица с гипертиреозом, напротив, отличаются пониженным жироотложением). Отсутствие связей в группе московских студенток может являться следствием того, что по концентрации общего тироксина все обследованные не выходят за рамки референтных значений. На третьем этапе была проведена оценка факторной структуры признаков с использованием факторного анализа методом главных компонент без ротации. В результате было выделено 2 фактора, принимающих на себя 51,1 и 17,0% изменчивости соответственно. Первый фактор описывает вариант морфологии с повышенным активным сопротивлением, обратно связанным с величиной безжирового компонента сомы, и пониженными значениями массы тела, обхватов талии и бедер, индекса массы тела, абсолютной и относительной величины жировой составляющей, активной клеточной массы и основного обмена. Второй фактор характеризует вариант с пониженными значениями реактивного сопротивления и доли активной клеточной массы. Небольшие факторные нагрузки на величину общего тироксина и в этом случае определили отсутствие значимых связей данного показателя с общими параметрами и компонентами сомы. Таким образом, в обследованной группе московских студенток не было выявлено достоверных связей величины общего тироксина с морфологическими показателями, что может являться результатом как специфики выбранного в качестве субъекта исследования контингента, так и выбранного показателя (общий тироксин дает менее адекватную оценку тиреоидного статуса, поскольку включает в себя в том числе и связанную форму гормона, которая никакого влияния на организм не оказывает). Также были изучены показатели полового диморфизма в разных системах признаков. Результаты корреляционного анализа выявили существование достоверной положительной связи между уровнем эстрадиола (и соотношением эстрадиол/тестостерон) и пальцевым индексом на правой руке, и достоверной отрицательной связи между уровнем эстрадиола с соотношением талия-бедра и индексом Таннера в выборке московских юношей. Достоверных ассоциаций между гормональными и соматическими показателями в группе московских девушек обнаружено не было. На обобщённой мужской выборке обнаружены достоверные отрицательные связи между индексом Таннера и соотношением обхвата талии к обхвату груди и пальцевым индексом на правой руке, аналогичные связи обнаружены и в обобщённой женской выборке. Линейная регрессия свидетельствует о тенденции к положительной связи между индексом Таннера и показателем психологической маскулинности в мужской выборке. 4. Изучение функционального (физического) состояния молодежи в региональном аспекте. Проанализированы материалы комплексных антропологических обследований студентов в разных городах Восточной Европы (Москва, Самара, Саранск, Минск, Тирасполь). В исследование вошли данные для 576 респондентов (303 юноши и 273 девушки) в возрасте от 17 до 19 лет. Функциональное состояние оценивалось по показателям сердечно-сосудистой системы (систолическое и диастолическое артериальное давление, частота пульса в покое). Для характеристики уровня физического здоровья рассчитан интегративный показатель, учитывающий наряду с морфологическими признаками состояние сердечно-сосудистой системы, – уровень физического состояния организма (УФС). Оценка типа вегетативной регуляции кровообращения проведена с помощью расчета вегетативного индекса Кердо. На основании анализа распределения показателей УФС и ВИ выявлены межполовые и региональные отличия уровня физических кондиций молодежи из различных городов. Так, в гг. Москве, Самаре и Тирасполе отмечается больший процент студентов с высокими и выше среднего показателями уровня физического состояния организма, наименьшее – в гг. Саранске и Минске. У девушек в среднем чаще встречается симпатический вариант вегетативной регуляции по сравнению с юношами. Среди юношей наибольший процент симпатического варианта регуляции сердечной деятельности выявлен у москвичей, наименьший – у студентов гг. Самары и Минска. Наибольший процент девушек с симпатикотонией наблюдается у жительниц гг. Саранска, Минска и Тирасполя, а в гг. Москве и Самаре выше число девушек с парасимпатическим вариантом. Поскольку тип симпатикотонии соответствует более низким приспособительным возможностям и связан с большими энергозатратами регуляторных систем организма на поддержание гомеостаза, можно заключить, что несмотря на относительно высокий уровень физического состояния организма (по показателю УФС), у юношей из г. Москвы наблюдается напряжение регуляторных механизмов адаптации. 5. Исследование связи психологических маркеров тревожности и стресса, связанного с распространением новой коронавирусной инфекции. Пандемия COVID-19 и беспрецедентные меры по ее сдерживанию нарушили привычный уклад жизни большинства людей и оказали значительное влияние на их психологическое состояние. Целью настоящего исследования стало изучение динамики тревожности студенческой молодёжи во время пандемии COVID-19. Изучение изменчивости уровня тревожности было проведено на трех группах студентов МГУ имени М.В. Ломоносова. Исследование включало опросник для определения уровня ситуативной и личностной тревожности по шкале Спилбергера-Ханина. Первое обследование проходило в первой половине марта 2020 года в спокойных условиях с небольшим уровнем стрессового воздействия, связанного с распространением коронавирусной инфекции. Для этой же группы было организовано повторное тестирование во второй половине мая 2020 года – из-за строгих ограничительных мер и высокой заболеваемости и смертности, уровень стресса был близок к максимальному. Повторное тестирование позволило проследить временную динамику изменчивости уровня тревожности на фоне введения строгих мер самоизоляции. Вторая и третья группы были обследованы во вторую волну пандемии. Вторая группа – в ноябре 2020 года, когда в Москве были зафиксированы максимальные темпы роста заболеваемости, обучение в вузе проходило в дистанционном формате, но строгих ограничительных мер введено не было. И третья – в феврале 2021 года, когда заболеваемость в Москве и области пошла на убыль, студенты частично вернулись к очной форме обучения и большинство ограничительных мер было снято. Уровень личностной тревожности оставался неизменным на всех этапах обследования, и составлял 46,1±0,90 балла (низкий, умеренный и высокий уровни показали 8,0%; 35,0% и 56,9% соответственно). При этом уровень личностной тревожности не зависел от изученных социальных факторов, связанных с коронавирусной инфекцией. Так, не обнаружено связи со степенью самоизоляции, наличию среди родных и близких заболевших или умерших от COVID-19, экзаменационной сессии. Уровень ситуативной тревожности (СТ), наоборот, показал достаточно большую изменчивость на протяжении всего исследования. Так, он значительно увеличился в группе, обследованной продольно: с 38,0 до 45,6 баллов (p = 0,0002). После максимальных значений в мае 2020 года, уровень СТ в группах 2 и 3 снижался, возвращаясь к значениям, характерным до пандемии. Степень увеличения тревожности зависела от первоначального уровня – чем ниже значения СТ до пандемии, тем сильнее она увеличилась после введения мер профилактики (увеличение в группах с низким/средним/высоким уровнем СТ составило 12,6/9,3/2,0 баллов соответственно). Важным фактором степени изменений СТ было строгое соблюдение мер самоизоляции – в этой группе изменения практически отсутствуют, а в остальных составили около 8,4 балла. Остальные изученные социальные факторы не оказывали достоверного влияния на уровень СТ: он не зависел от наличия среди родных и близких заболевших или умерших от COVID-19, от подозрения на наличие инфекции у самого респондента. Но существенное влияние оказывало наличие экзаменов или выпускных квалификационных работ (ВКР), по времени совпавших с тестированием на тревожность. Экзамены и в больше степени, ВКР значительно усиливали уровень СТ, усугубляя общий стрессовый фон. Полученные результаты демонстрируют значительное увеличение ситуативной тревожности у студентов в период введения ограничительных мер. Несмотря на это, большинство респондентов нарушали режим самоизоляции или соблюдали его нестрого. Планируется продолжение изучения влияния пандемии Covid-19 и предпринятых мер, направленных на ее сдерживание, на психологическое и функциональное состояние студенческой молодежи, в том числе путем сравнения групп респондентов, обследованных до начала пандемии и после введения ограничительных мер.
3 1 июля 2021 г.-30 июня 2022 г. Исследование морфофизиологической и психологической адаптации молодежи к экологическим и социальным факторам стресса в условиях мегаполиса
Результаты этапа:

Прикрепленные к НИР результаты

Для прикрепления результата сначала выберете тип результата (статьи, книги, ...). После чего введите несколько символов в поле поиска прикрепляемого результата, затем выберете один из предложенных и нажмите кнопку "Добавить".